Наследственные дела – одни из самых непростых. Огромное количество случаев бывало, когда они портят жизнь и треплют нервы в течение многих месяцев и даже лет. Вот и ещё один такой пример.

София (имя изменено) – имеет несовершеннолетних детей. Их отец умер, а после него осталась однокомнатная квартира (принадлежащая покойному на праве собственности). Всё, казалось бы, просто – передастся наследство по закону, и все дела. Но не спешите с выводами…

Как оказалось, официальной регистрации отношений не было и в помине, а ещё – не было зафиксировано документально и отцовство умершего! В соответствующих графах свидетельств о рождении стоят ровные горизонтальные линии. София отнюдь не легкомысленная особа, недооценивавшая важность таких моментов. У неё имелись веские основания поступать именно подобным образом.

Живя в небольшой, даже крохотной, гостинке, можно было рассчитывать, что одинокой матери нескольких детей оперативнее предоставят более просторную жилплощадь. А значит, заключение официального брака только ухудшило бы эту перспективу, причём намного. Что же избранник Софии? Он был отличным мастером в своей профессии, широко уважаемым, ценившим её и своих вероятных наследников. Но стоило только бухнуть, хотя бы совсем чуть-чуть, как разгорались адские скандалы. То вопли «марш все за порог без разговоров, и никаких гвоздей!»; то – «пшла вон, дети мои, твоё дело сделано, ты теперь здесь никто и звать никак». Опасаясь, что эти угрозы осуществятся, Софии ничего не оставалось, кроме как не указывать того человека в документах на детей.

Естественно, они всё равно остаются наследниками первой волны по закону. И в любом споре, затрагивающем наследство, суд займёт однозначную позицию. Софию, меж тем, терзали сомнения – достойно ли, благородно ли вступать в ожесточённую борьбу. Без судебного рассмотрения нечего и надеяться в такой ситуации на установление отцовства. Между тем, скромность и застенчивость едва не лишили даже и такого шанса. Возникали сомнения, хорошо ли будет обращаться в суд, этично ли?

Подтолкнуло Софию к решительной борьбе за квартиру только то соображение, что она – защищает законные права несовершеннолетних, а значит – не имеет права поступать вопреки их коренному интересу. Когда же они достигнут совершеннолетия, то уже и сами разберутся, что им сделать с наследством, и нужно ли оно вообще…

И вот началась судебная тяжба. Оказалась она очень даже нелёгкой и муторной. Судья, которая должна была рассматривать иск, первоначально даже не брала его в рассмотрение, пока не были предоставлены все подтверждающие правоту истцов документы. То есть – полный набор документов на квартиру, дело о наследстве, данные о точном местонахождении ответчиков. Предметом иска выступала не только долевая собственность детей на квартиру, но также юридическое закрепление отцовства. Те, кто хоть раз обращался в суд, отлично понимают, каково это – преодолевать все подобные препятствия.

О генетической экспертизе, понятное дело, и речи быть не могло, так как потребовалась бы эксгумация и т.д., и то без всякой особой гарантии. Пришлось идти длинным, окольным путём: собирать подтверждения того, что покойный сам подтверждал своё отцовство. Такими подтверждения были совместные фотографии, книги с дарственными надписями в адрес детей. Вот только не было достоверного почерка дарителя! А где именно он работал, к примеру, София вспомнить никак не могла – всё же прошло более десяти лет.

Ещё одним аргументом в этой борьбе за принятие наследства выступали медицинские карты, наглядно показывавшие: патронаж за детьми вёлся именно по адресу квартиры, которая и вызывала столько споров. А соответственно, там они фактически и жили. Узнать же бывшие места работы умершего помогла…ошибка ответчиков!

На первое же заседание они явились аккуратно, но – не соглашались категорически с требованиями истца, и даже «не узнавали себя» на фотографиях, где запечатлены вместе с детьми Софии. Причина банальна: их второй сын чрезвычайно нуждался в собственном жилье, и даже выступил на суде.

И тут адвокат ответчиков невольно помогла нам…Как можно думать, она попросту недостаточно глубоко вникла в суть дела. Замечания от имени суда «отбивала» ссылкой на отличное юридическое образование в одном из учебных заведений, подведомственных таможенным структурам. Кто его знает, может быть оно и в самом деле было отличным – но совсем другого профиля, мало подходящего для гражданских процессов. Так или иначе, представитель ответчиков поняла суть дела так, что оно вертится вокруг установления отцовства. А потому – принесла справки о длительных командировках умершего как раз в соответствующие периоды времени. Суд не счёл нужным эти «доказательства» относящимися к делу, поскольку, даже в случае отсутствия биологического родства личное признание его позволяет автоматически выиграть дело.

Так вот, пока шло выяснение того, что же именно рассматривается на заседании, нам удалось извлечь из справок о командировках точное место работы, записанное в них. После этого оставалось лишь к следующему же заседанию суда истребовать образцы почерка. Сопоставить их с теми записями, которыми мы уже располагали, не составило труда, даже без экспертов.

Почувствовав, что дело вот-вот обернётся полным поражением, ответчики начали затягивать процесс. Предоставляются доказательства, приводятся свидетели – они не являются, на вопросы об отношении к тому или иному факту – «не можем ничего сказать, и всё тут, отстаньте от нас». Казалось бы, суд преодолел и это препятствие, обеспечив-таки сбор всех заинтересованных лиц, проходит решающее заседание, и уже можно уходить для вынесения вердикта. Как вдруг…

Оказалось, что произошли изменения в законодательстве, о которых мы узнать ещё не успели! А именно – стало обязательным непосредственное участие в заседании несовершеннолетних, выступающих в качестве стороны процесса. Старшему из детей как раз тогда исполнилось четырнадцать. Все понимали, что ещё раз отложить слушание – значит, предоставить ответчикам возможность выиграть ещё не один месяц, возможно. Они уже мысленно потирали руки, конечно…

Не тут-то было! Не знала противная сторона, на какого решительного судью её вынесла судьба! В момент был сделан звонок директору школы, через очень короткое время истец вместе с сопровождающим уже входил в зал заседаний. И после того, как его объяснения прозвучали, наконец и было вынесено благоприятное решение. Наследство по закону принадлежит детям покойного, и точка!

К сожалению, фактически дела обстоят несколько иначе. Квартира до сих пор сдаётся в аренду прежними собственниками, возможностей добиться исполнения решения суда в реальности нет. А значит, детям через несколько лет предстоит решать эту проблему самостоятельно.
×

Заказать звонок

Если по какой-либо причине Вы не можете нам позвонить, то воспользуйтесь услугой заказа «обратного звонка». Просто укажите свое имя, контактный номер, удобное время для звонка, и мы обязательно Вам перезвоним
Поля, отмеченные знаком * - обязательны для заполнения