Ещё в 2008 году создавший телекоммуникационную компанию «Мегафон» пропал без вести. Обстоятельства его исчезновения наталкивают на криминальную версию. Но догадки и предположения, даже самые логичные и обоснованные, к делу не пришьёшь. Коммерсант числится не умершим, а бесследно пропавшим.

Соответственно, никакой возможности вступления в наследство у семьи Рожецкина нет. До сих пор точно неизвестно, какова его участь. Последний раз предпринимателя видели в его личном особняке в Юрмале (Латвия).

Потенциальных наследников – четверо. Это мать и тётка исчезнувшего, его сын и Филипп Джордж. Основная часть некоммерческих активов предпринимателя формально числится как собственность его партнёра Андреаса Коленко. Сюда относятся земельные участки во Франции, персональный самолёт и элитный автомобиль, плюс десять миллионов евро на банковском счету. Регистрацию имущества на имя гражданина Латвии Коленко помогала обоим избегать начисления американских налогов.

Казалось бы, можно воспользоваться этими счетами. Но закавыка в том, что когда стало известно о пропаже Рожецкина, его поверенный в делах Макбрайер закрыл их и основную часть средств перевёл в созданные им фирмы.

На недоуменные вопросы он заявил, что Максимилиан и Филипп приобретут наследственные права лишь после тридцати лет. Как только они достигнут совершеннолетия, ежемесячное содержание составит пятьдесят тысяч долларов. Пока же поверенный лишь в общих чертах, довольно туманно обещал некую «поддержку семей».

Каленко, в качестве ответной уступки, пошёл на отказ от французской недвижимости. Тем не менее, гарантированная на словах финансовая помощь  так и не оказывалась. Даже смена временного управляющего не помогла. Более того, Джеймс Файерстоун добивается наложения ареста на имущество Рожецкина, так как тот пытался уйти от налогов.

Жена (вдова?) пропавшего оказалась вынуждена вернуться из Лондона в Москву. Принадлежавшая предпринимателю английская газета сейчас не имеет чёткого правового статуса, так как с точки зрения юридических формальностей Рожецкин не является погибшим, а значит и о наследстве по закону говорить пока преждевременно.

 

Однако почти нет шансов рассчитывать на то, что Рожецкин жив. Найденная его машина имеет следы крови, судя по экспертизе – принадлежащей потерянному, и более того, свидетельствующей о ранении его в голову. Такие же точно следы обнаруживаются в четырех местах дома коммерсанта. Предполагается, что его застрелили вблизи из малокалиберного оружия через дверь. Следователи выдвигают две версии: после смерти Рожецкин либо зарыт в чаще леса, либо растворён в кислоте.

Ещё в начале 1990-х годов основным занятием вернувшегося из Соединённых Штатов в Россию Леонида Рожецкина стало консультирование инвесторов, в том числе, по таким значимым проектам, как айпио «Вымпелкома» и передача «Связьинвеста» в частную собственность. Рекордная сделка предпринимателя связана с оператором сотовой связи Sonic Duo, работавшим в Москве.

Используя фирму LVFG, партнёры рассредоточили долю «Центрального телеграфа» в этом операторе, фактически получив над ним полную власть. Через некоторое время контрольный пакет использовали для обмена на четверть акций «Мегафона».

Когда в 2001 году LVFG продали, то за 350 миллионов долларов, акции «Мегафона» перешли в распоряжение «Альфа-Групп». И в этот момент один из небольших акционеров – IPOC – внезапно и без предупреждения потребовал соблюдать свои права на этот пакет, посколько до того, как доля «Центртелеграфа» начала ослабляться, фонд создал заказ-опцион для покупки доли LVFG.

Рожецкин немедленно начал сыпать претензиями в адрес Леонида Реймана (занимавшего тогда должность министра по связи), что тот скрыто стоит за фондом и использует нелегальные формы финансирования. Тот, разумеется, сходу отмёл все претензии.

В арбитражном органе при международной торговой палате Реймана признали
владельцем IPOC. Предприниматель оказался во всемирном розыске, как только подал иск на министра в суд США. К концу 2007 года акционеры сотового оператора подписали мировое соглашение, зафиксировавшее права «Альфа-Групп» на «Мегафон».


По прошествии месяце после того, как исчез Рожецкин, IPOC и некоторые другие фонды, в организации которых подозревали Леонида Реймана, были ликвидированы по собственной инициативе, публично признав свой оффшорно-отмывательный характер. Часть «мегафоновских» структур, аффилированных со злополучным инвестиционным фондом, оказалась куплена Усмановым. 

×

Заказать звонок

Если по какой-либо причине Вы не можете нам позвонить, то воспользуйтесь услугой заказа «обратного звонка». Просто укажите свое имя, контактный номер, удобное время для звонка, и мы обязательно Вам перезвоним
Поля, отмеченные знаком * - обязательны для заполнения