В ходе евро-азиатского конгресса юристов основное внимание уделено значению правовых норм в наши дни и мерам по их адаптации к велениям времени. На конгрессе было, между прочим, сообщено о созданной в Минюсте концепции увеличения полномочий юристов-заверителей. Текстуально новая версия законодательных актов уже готова. Осталось заручиться поддержкой тех, кто будет разрабатывать поправки для Гражданского кодекса. Именно от воли парламентариев зависит то, какие именно полномочия они сочтут нужными добавить в данной сфере.

Причём тут модернизация, спросите вы? Да при том, что во всех экономически развитых странах модель нотариата кардинально иная, чем у нас. В России общее количество юристов-заверителей вплотную подошло к восьми тысячам человек. И все они на 80% загружены фиксацией подлинности копий и подписей на деловых бумагах разного рода. А ведь юрист-заверитель, по идее, высококлассный специалист, которого поневоле загружают разной канцелярщиной.

В пятой республике, скажем, они заняты более осмысленной работой и выполняют общественно ценные функции с намного большим престижем. Там юрист-удостоверитель стоит на страже неприкосновенности частной собственности, подстраховывает участников коммерческих операций от надувательства, помогает избегать мошенников, блокирует правонарушения.

 

На территории Европейского союза пользование услугами нотариата может быть как непременным по закону, так и оставляемым в ряде случаев на усмотрение самих людей. Независимо от этого, цена таких услуг весьма и весьма высока, что в известной мере оправдывается их широким спектром. Ну и, разумеется, личной материальной и правовой ответственностью за каждый предпринятый шаг, за каждую свою подпись.

В России дела обстоят не так. Во мнении большинства жителей нашей страны, из-за узкой специализации юристов-заверителей, образ этих специалистов скорее носит черты делопроизводителя или даже «писаря». При заключении договоров, коммерческих сделок сплошь и рядом преобладает стремление не связываться с «лишними» посредниками. Как показала статистика реестрового ведомства, в прошлом году не более 5% всех заявлений о регистрации прав собственности, которые были направлены в него, оказались заверены нотариально. Ещё с 1995 года закон приравнял свободную форму договоров о продаже недвижимости к зарегистрированной.

В той тяжёлой экономической ситуации, когда у людей почти не было свободных денег, эта практика была в известной мере оправдана. Но сейчас положение дел несколько изменилось. Стремительно нарастают отрицательные последствия необязательности формального удостоверения – судебные тяжбы, потери имущества без согласия владельцев, уход от налогообложения. Только в северной столице в течение года завело полтораста уголовных дел в сфере недвижимости. Учитывая скрытый характер многих ситуаций (когда, не желая «подсвечивать» собственные, не совсем благовидные с правовой точки зрения шаги, люди избегают обращения в правоохранительные органы), можно предположить, что в реальности к числу таких эксцессов следовало бы прибавить один или два нуля.

Подобное положение – не секрет для всех, хоть сколько-нибудь компетентных людей. Неудивительно, что власти некоторых регионов сочли необходимым обратиться к парламенту, внося предложение возвратить обязательность специальной регистрации всех договоров, предметом которых становится жильё.

Сегодня документы, нужные для проведения сделок или оформления наследства поневоле собирают сами клиенты, роль специалистов ограничивается, по большому счёту, их регистрацией и подтверждением соответствия установленной форме.

На Западе не так – там юрист-удостоверитель лично подготавливает всю необходимую документацию, подписывает её где надо, собирает положенные печати, контролирует достоверность и правовую безупречность сделки. Только закончив со всеми такими этапами, он берётся за ту часть своей работы, которой только и занимается его российский коллега.

Благодаря такой схеме обязательность закрепления и регистрации договоров становится из тормоза гражданско-правовых отношений, из поглотителя времени – приводным мотором и заодно подушкой безопасности. Спорность удостоверительных действий во Франции существенно меньше, нежели в нашей стране (а в сопоставлении с отдельными регионами эта разница достигает чуть ли не порядка).

Как полагает начальник всероссийской нотпалаты, специальная фиксация должна применяться и к гражданским договорам, и к корпоративным сделкам. Так как юридическая экспертиза в рамках ЕГРП и ЕГРЮЛ очень плохо справляется с распознаванием оснований прекращения или возникновения конкретных прав, то эти реестры нельзя назвать публично достоверными.

Вследствие этого наиболее благоприятным для рейдерства способом выступает именно перерегистрация учредительных документов (поскольку регистрировать переход права на уставной капитал и его части очень и очень просто). И всё… Теперь остаётся на долгие месяцы погружаться в пелену судебной волокиты.

Или другой пример – кредиторы, стараясь взыскать долг, обнаруживают, что собственность, на которую можно обратить их законные требования, давным-давно перешла в руки третьих лиц, которые могут вообще ни о чём не подозревать.

Чтобы улучшить защиту прав и интересов граждан, а также и компаний, было внесено предложение – дополнить гражданский кодекс нормой об непременном специальном удостоверении всех сделок с недвижимостью. Договор будет заключаться на дату подготовки акта заверения, а права собственности станут возникать лишь в силу государственной регистрации. Ещё предлагается застолбить в законе необратимость государственной регистрации, совершённой добросовестными приобретателями чего-либо в рамках сделки, основанной на публично достоверных реестрах.

Стоит заметить, что реформаторы предлагают закончить и уже фактически подходящий к концу процесс отказа от государственного нотариата. Он должен стать полностью внебюджетным. Но не частным – приступать к работе и заканчивать её можно только с ведома государственных органов, все процедуры до мелочей расписаны в законах и нормативных актах, тарифы фиксируются постановлениями региональных нотпалат.

Впрочем, есть два варианта, что с этим делать. Либо учредить общефедеральный тариф (подобно государственной пошлине суда). Либо же – отдать его на добрую волю региональных властей, ограничив только некоторым коридором назначаемые ставки.

Не вызывает сомнения, что теперь придётся жёстко конкурировать с другими юристами и адвокатами, то есть – покинуть зону комфорта и вступить в определённую борьбу.

×

Заказать звонок

Если по какой-либо причине Вы не можете нам позвонить, то воспользуйтесь услугой заказа «обратного звонка». Просто укажите свое имя, контактный номер, удобное время для звонка, и мы обязательно Вам перезвоним
Поля, отмеченные знаком * - обязательны для заполнения