Наталья Дурова, руководя театром, в котором «играют» животные, и представить себе не могла, какие «зоологические» страсти разгорятся после её смерти!

А объектом дележа, как нетрудно догадаться, является в первую очередь оставленной дрессировщицей наследство. Из-за него вот-вот начнётся судебная тяжба. Действующий начальник театра, Юрий Дуров, категорически не желает расставаться с ценной собственностью просто так. Без судебного решения он даже и слышать не хочет о том, чтобы передать наследство внучке артистки. Пока же такого решения не сунут ему под нос – с места не сдвинется.

Когла скончался Михаил Дуров (появившийся в браке Натальи Дуровой и малотеатровского артиста по фамилии Болдуман), сразу же вспыхнула активная переписка. Тогда ещё не судебная, правда. Драгоценности, оставленные дрессировщицей, он успел быстро продать… однако несколько ценных объектов недвижимости представляют намного более лакомый кусок. Помимо своей ценности, переделкинская дача непрерывно сдаётся в аренду. Необходимые финансовые документы, а также антиквариат и картины Михаил Дуров отдал театру. Музейных экспонатов среди этой части наследства артистки, впрочем, нет. По крайней мере, об этом свидетельствует экспертиза московского культурного департамента.

Кроме зарегистрированных культурных ценности, Н.Ю. Дурова владела также не значившимися в списках иконами. Сама она намеревалась передать их в РПЦ, но не сумела сделать это вовремя. Михаил распорядился этими иконами иначе: также передал в музей при «Уголке дедушки Дурова».

Болдуман признал своё отцовство лишь по итогам генетической экспертизы, до неё пытался отвиливать и давал противоречивые, двусмысленные ответы, которые можно при желании трактовать как угодно. Даже тогда он потребовал, чтобы Ирина Соловьёва сдала тест повторно… но суд решил, что это требование не заслуживает внимания и должно быть отклонено.

Именно дочь Соловьёвой была в суде провозглашена единственной законной наследницей Болдумановой собственности. Однако все принадлежавшие ему некогда квартиры заселены (с дачей, как вы помните, та же история), поэтому приходится вести судебную борьбу со многими людьми сразу. Ведь нынешние жильцы не имеют никаких законных прав на недвижимость, занимают её исключительно в силу необычайной наглости.

Так как Михаил Дуров не выразил свою посмертную волю, то можно сколько угодно догадываться о его намерениях, строить разные предположения… но никакой юридической ценности всё это иметь не будет. Так что кому предстоит вступление в наследство – решит суд.
×

Заказать звонок

Если по какой-либо причине Вы не можете нам позвонить, то воспользуйтесь услугой заказа «обратного звонка». Просто укажите свое имя, контактный номер, удобное время для звонка, и мы обязательно Вам перезвоним
Поля, отмеченные знаком * - обязательны для заполнения